Толстый румяный псих (greenbat) wrote,
Толстый румяный псих
greenbat

Categories:
Прапрадед Трофим Самойлович был смотрителем маяков в Сухуме. Он, собственно, и умер от воспаления легких, которое заработал, зажигая на ветру маяки. На сухумском кладбище, должно быть, до сих пор есть два кипариса, высаженные на могиле после похорон. Ну, если не спилили.
Был строг, немногословен, пронзительного его взгляда побаивались дети. Толстовец, терпеть не мог духовенство. То-то я смотрю... Прапрабабка, впрочем, упрямо молилась перед лампадкой и размовляла на мове.
В 1901 году он показывал маяк приезжей даме и ее маленькому сыну в матроске, по смешному совпадению - Маяковскому. Мальчик этот был так впечатлен, что, когда вырос, даже стихотворение написал: "Эта песенка моя про моря и про маяк".



Бьется в стены шторм и вой.
Лестницею винтовой
каждый вечер,
ближе к ночи,
на маяк идет рабочий.
Наверху фонарище —
яркий,
как пожарище.
Виден он
во все моря,
нету ярче фонаря.
Чтобы всем заметиться,
он еще и вертится.
Труд большой рабочему —
простоять всю ночь ему.
Чтобы пламя не погасло,
подливает в лампу масло.
И чистит
исключительное
стекло увеличительное.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments