Толстый румяный псих (greenbat) wrote,
Толстый румяный псих
greenbat

Продолжение. Часть первая. Часть вторая. Часть третья.

Прежде чем продолжать дальше, расскажу про Сережу. Просто чтобы не было так мучительно читать. Да и писать.

Когда Анастасия Глушкова привезла малыша в Советск, врач покачал головой и сказал, что ребенок вряд ли будет когда-нибудь нормально говорить - две перенесенные тяжелейшие инфекции, потеря родителей, больница... Он все время стонал и повторял: "Мама тюпу, мама кати, мама тели…" И еще "Мама мо". "Мо" для него ставили на загнетку или на вьюшку печки, чтобы не остыло. Постоянно брали на руки и кормили, кормили, кормили... Через две недели Сережа стал поправляться, отеки спали, открылись глазки, и он начал улыбаться.
Слова выговаривал, правда, действительно плохо - заикаясь, невнятно. Но полюбили его все сразу - малыш был прелестный. О приемной маме нечего и говорить - отовсюду она рвалась домой к Сереже. Слово "мама" словно заполняло собой атмосферу дома. Она официально усыновила его и дала свою фамилию.

Году в 32-м Анастасия Константиновна стала замечать, что появились, как бы мы сейчас сказали, новые образовательные веяния: дети больше занимаются уборкой колхозного навоза, чем учебой.
Сережу отправили учиться в Ленинград, к Любе Саниной. Он поступил в Географический техникум, после которого брали служить на флот, а потом в Высшее военно-морское училище имени Фрунзе - приняли нехотя, надо сказать, - он был все таким же неловким застенчивым мальчиком, да еще с трудом говорил. Но когда сестры и приемная мать позже приезжали в Ленинград, им страшно нравилось гулять вместе с Сережей - встречные девушки не могли отвести от него глаз, и даже суровые ленинградские официантки в кафе "Норд", как загипнотизированные, подавали ему мороженое без очереди.
Великую Отечественную он начал с обороны острова Ханко командиром торпедного катера, а к концу войны уже водил группы катеров. Знаменитый катерник, герой Советского Союза Осипов говорил: "У Глушкова торпедная атака – это сгусток дерзости, железной воли, хладнокровия и расчета". За потопление немецких подводных лодок его наградили орденом Красного Знамени и выдали три тысячи рублей. Деньги были очень кстати - у приемной матери как раз тогда украли кормилицу-козу. В общем, неудачливые немецкие подводники помогли оплатить новую козу для пожилой очкастой учительницы из русской глубинки.
К концу войны он был награжден четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Ушакова, орденами Великой Отечественной войны, двумя орденами Красной Звезды и несчетным количеством медалей.

Вот он, тот маленький Сережа, который плакал и звал: «Мама тюпу, мама кати, мама тели…»



Теперь представляете, что творилось со встречными девушками?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →